OST LEGAL — мы отличаемся!

Юридическая фирма Ost Legal является лидером российского рынка правовых услуг в отраслях электроэнергетики и промышленного строительства.

Legal500, один из авторитетных мировых справочников в сфере юридического бизнеса, выделяет Ost Legal как лучшего консультанта в области электроэнергетики в России.

Узнайте, чем мы отличаемся

Аналитика

Подводные камни техобслуживания. На что обратить внимание владельцам газовых турбин?


Аналитика по отраслям:


Аналитика по практикам:


Долгосрочные сервисные договоры, которые предлагают владельцам газовых турбин производители оборудования, часто позиционируются как максимально предсказуемые в плане затрат на ремонты и техническое обслуживание. Но всегда ли это так? Как правило, подобные документы имеют множество «подводных камней», и если вовремя не разглядеть их, можно понести существенные внеплановые убытки.

Сложные структуры

Большинство владельцев газовых турбин известных производителей (Siemens, General Electric, Alstom) уже сталкивались с объемными и сложно структурированными программами долгосрочного технического обслуживания. Они известны под различными наименованиями и аббревиатурами: CSA (Contractual Service Agreement) − сервисное соглашение, LTSA (Long Term Service Agreement) − долгосрочное сервисное соглашение, LTM (Long Term Maintenance Contract) − договор о долгосрочном техническом обслуживании. Сами типы договоров (для удобства будем использовать единый термин «долгосрочный сервисный договор») и их наименования различаются в зависимости от производителя турбин и некоторых условий. Однако концепция сервисного обслуживания, которая лежит в их основе, в общих чертах едина для всех. Согласно долгосрочному сервисному договору производитель оборудования за относительно фиксированную цену предоставляет плановый набор частей и выполняет операции по ремонту и техническому обслуживанию турбины, а также берет на себя определенные гарантии. Во время презентации долгосрочный сервисный договор часто называется «ЕРС-контракт в области сервиса», при этом анонсируются такие его преимущества для заказчика, как предсказуемость затрат на ремонты и техническое обслуживание, а также наличие гарантий производительности оборудования. Вместе с тем, долгосрочные сервисные договоры представляют собой очень сложные конструкции. В них много «подводных камней», которые хорошо спрятаны. При обсуждении условий подобных договоров производители оборудования имеют серьезное преимущество перед заказчиками, поскольку они располагают большим опытом структурирования, переговоров и выполнения именно таких договоров, в отличие от заказчиков, для которых это зачастую первый опыт. Кроме того, необходимо иметь ввиду, что конкуренция в сфере предоставления услуг долгосрочного технического обслуживания сильно ограничена. Независимые подрядчики, как правило, не располагают всем ассортиментом необходимых запасных частей и вынуждены все равно обращаться к производителям. Данное обстоятельство также накладывает серьезный отпечаток на баланс переговорных позиций сторон.

Объем имеет значение

Можно выделить некоторые типичные «подводные камни» в долгосрочных договорах сервисного обслуживания. Один из них − вопросы определения объема планового технического обслуживания. Долгосрочный договор включает в себя обязательство производителя по осуществлению так называемого планового технического обслуживания турбины, в том числе поставку частей и выполнение работ. При этом для каждого запланированного в соответствии с графиком ремонта предусматривается определенный перечень поставляемых частей и операций. Однако, как показывает практика, при наступлении даты планового ремонта перечень таких плановых частей и операций, предусмотренный договором, чаще всего оказывается недостаточным. Конечно, часть внепланового техобслуживания может быть обусловлена неправильной эксплуатацией (точнее — тем, что считается неправильной эксплуатацией в соответствии с долгосрочным сервисным договором). Но даже при условии правильной эксплуатации в соответствии с режимами и ограничениями, предусмотренными договором, может оказаться, что плановых частей и плановых операций, указанных в договоре, в отношении конкретной плановой инспекции недостаточно. Части и работы, не указанные в качестве «плановых», но требуемые в ходе очередной инспекции, считаются «дополнительными» или «внеплановым техобслуживанием». Они, конечно, будут поставляться и производиться за счет заказчика. Хотя в определенных случаях договор может предусматривать участие подрядчика в финансировании такого внепланового техобслуживания. Чтобы снизить риски, необходима квалифицированная проверка перечня частей и операций, предоставляемых в рамках плановых ремонтов, на предмет их достаточности для поддержания оборудования в работоспособном состоянии. Кроме того, желательно включить оговорку о том, что перечень частей, который, согласно договору, должен быть поставлен подрядчиком в рамках планового ремонта, достаточен для осуществления соответствующего планового ремонта.

Хитрые параметры

Еще один типичный «подводный камень» — условие об эксплуатационных параметрах. Обычно долгосрочный сервисный договор предусматривает, что обслуживаемое оборудование в целом должно эксплуатироваться в соответствии с определенными условиями. Первоначальная версия договора, как правило, относит к таким параметрам эксплуатацию в базовом режиме, минимальное и максимальное количество часов эксплуатации в год, максимальное количество пусков и остановок в год. Сами по себе данные параметры могут показаться не вызывающими особой тревоги, однако в других разделах договора с несоблюдением эксплуатационных параметров связываются очень серьезные для заказчика последствия. Среди них обычно бывают следующие:

  • Исключаются требования по гарантиям качества;
  • Исключаются требования по гарантиям производительности, в том числе по гарантии надежности;
  • Работы, вызванные таким отклонением от эксплуатационных параметров, классифицируются как дополнительные работы (не как «внеплановое техобслуживание»);
  • Изменяется график инспекций.

По сути, при несоблюдении эксплуатационных параметров заказчик лишается важнейших преимуществ, которые ему предоставляет долгосрочный сервисный договор. Однако если связь между эксплуатационными параметрами и графиком инспекций понятна, то почему должны прекращаться, например, гарантии качества? При обсуждении условий долгосрочного сервисного договора, относящихся к эксплуатационным параметрам, перед заказчиком стоит две задачи. Первая − это сужение количества эксплуатационных параметров и расширение их диапазона. Например, исключение такого условия, как работа в базовой нагрузке, расширение допустимого диапазона часов эксплуатации, увеличение допустимого количества пусков. Вторая задача − ограничение влияния эксплуатационных параметров на другие условия договора, в особенности на гарантии качества и гарантии производительности. Когда начинать платить? В некоторых долгосрочных сервисных договорах ценообразование основывается на количестве часов работы, количестве стартов и остановок обслуживаемого оборудования. Другими словами, заказчик платит за каждый час (эквивалентный час) эксплуатации турбины. Однако, как известно, значительное количество часов работы, стартов и остановок приходится на период пуско-наладки оборудования в рамках договора поставки с целью доведения такого оборудования до гарантированных эксплуатационных показателей. В результате заказчик платит за те часы работы и пуски/остановки, которые требовались поставщику, чтобы тот исполнил свои обязательства по договору. При этом в большинстве случаев и поставщик, и подрядчик по долгосрочному сервисному договору − компании одной группы. Решение у данной проблемы следующее: долгосрочный сервисный договор должен четко определять, с какого момента начинается расчет часов эксплуатации для целей ценообразования. В идеале, такой момент − достижение турбиной всех производственных показателей, предусмотренных договором поставки.

Разобраться в причинах

Долгосрочный сервисный договор обычно включает четыре основные группы обязательств подрядчика: плановое техобслуживание (Scheduled Maintenance), внеплановое техобслуживание (Unscheduled Maintenance), дополнительная работа (Extra Work), работы по гарантии качества (Warranties). Основное различие между внеплановым техобслуживанием и дополнительными работами заключается в причине, в результате которой возникла необходимость в соответствующих работах. Внеплановое техобслуживание — это, как правило, те работы и поставки, которые, во-первых, относятся непосредственно к обслуживаемым элементам турбины (ведь предметом долгосрочного сервисного договора чаще всего является не вся турбина в целом, а некоторые ее элементы), а не к «только инспектируемым компонентам». Во-вторых, необходимость в выполнении этих работ и поставок не связана с нарушением условий договора заказчиком. Долгосрочный сервисный договор может предусматривать (и это очень рекомендуется), что в пределах определенной суммы в год подрядчик принимает на свой счет стоимость внепланового техобслуживания. Включение такого условия, прежде всего, снижает риски заказчика. И, кроме того, является естественным ограничителем для подрядчика при определении перечня необходимых мероприятий по факту конкретной инспекции. Ведь именно в ходе инспекции подрядчик предоставляет заказчику перечень рекомендуемых дополнительных мероприятий, отказ от которых влечет серьезные последствия. Поэтому в первоначальном проекте договора подрядчик стремится как можно большее количество видов работ перенести в категорию «дополнительные работы». Необходимо также провести четкую границу между внеплановым техобслуживанием и обязательствами по гарантии. В противном случае стоимость частей, замененных по гарантии, может засчитываться в счет лимита финансирования внепланового техобслуживания со стороны подрядчика, тем самым уменьшая оставшийся лимит.

Бонусы ведут к убыткам?

Последний из наиболее распространенных «подводных камней» − вопрос бонусов и заранее оцененных убытков в отношении гарантий производительности. Долгосрочный сервисный договор может предусматривать последние. Таковыми являются, например, гарантия доступности или надежности (Availability/ Reliability Guarantee), гарантия выходной мощности, гарантия удельного расхода тепла. Бывает, что договор включает как все указанные гарантии, так и некоторые из них. В случае несоблюдения гарантий производительности подрядчик платит заказчику заранее оцененные убытки, а при превышении гарантированных показателей заказчик платит подрядчику бонусы, размер которых, как правило, «зеркален» по отношению к заранее оцененным убыткам. При обсуждении данных условий важно иметь в виду несколько моментов. Во-первых, в ходе переговоров заказчик всегда требует от подрядчика увеличения размера и лимитов заранее оцененных убытков за несоблюдение гарантий производительности. Между тем, как показывает практика, заказчик чаще и в большем количестве платит бонусы подрядчику, чем получает от него заранее оцененные убытки. Поэтому увеличение размера заранее оцененных убытков, с учетом их зеркальности по отношению к бонусам, является палкой о двух концах в прямом смысле этого выражения. Во-вторых, следует уделить особое внимание обсуждению формулировок приложения к долгосрочному сервисному договору, в котором описаны гарантии производительности, бонусы и заранее оцененные убытки. Подписание такого приложения в базовом варианте, предлагаемом подрядчиком, практически полностью исключает возможность получения заранее оцененных убытков от подрядчика, зато гарантирует выплату ему бонусов. Кроме того, состав действительно необходимых гарантий производительности должен определяться индивидуально, исходя из особенностей каждой площадки. Так, если гарантию доступности/надежности в большинстве случаев лучше иметь (ведь иного юридически значимого стимула быстро выполнять внеплановое техобслуживание у подрядчика, согласно договору, нет), то гарантия выходной мощности или удельного расхода тепла не всегда целесообразна.